?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Почему я?

О песнях в каждом из нас Оригинал взят у svrainbow в Почему я?
По оконному стеклу медленно стекали капли моросящего дождя. Серые тучи низко нависли над самой землёй. Сквозь пелену и зелень деревьев, и разноцветные дома напротив, и даже цвета светофора казались одинаково серыми, или бесцветными. Мутными, неопределёнными.

«Странно как бывает. Вроде ничего, кроме дождя, на улице не изменилось. Но изменилось всё… Так и у нас: одна новость стерла все краски жизни… »

Денис глубоко вдохнул, оторвался от картинки за окном и оглянулся на Таню. Та сидела за столом и курила, тоже думая о чём-то своём.

– Я тебя люблю.

– Не надо, Дэн. И так тошно, – женщина нервно потушила сигарету.

– Я всегда тебя буду любить. Мне всё равно, что они говорят.

– Даже если так. Это мало что меняет. По-прежнему уже не будет, ты сам это прекрасно понимаешь.

– Понимаю. Но мы будем вместе, – не то утверждая, не то спрашивая, произнес Денис.

– Поживём, увидим.

На столе запищал и завибрировал сотовый Тани. Она взяла трубку и вышла из кухни, и Денис услышал её тихое «Да, мам…»



Они оба избегали говорить о внезапно свалившейся на них новости. Оба чувствовали себя виноватыми и не виноватыми одновременно. Оба искали и ждали друг от друга поддержки, но оба не знали где взять силы на эту поддержку. Денис чувствовал, что очень быстро и неизбежно они отдаляются друг от друга. Эта новость, как дождь за окном, меняет их мир, обесцвечивает прошлое, стирает будущее. И ничего с этим не поделаешь.

Им обоим по 35 лет. Ровесники, они даже родились в одном месяце, весной. Оба – сознательные и полноценные личности, как выразился врач при их последнем посещении. Познакомившись 18 лет назад, студентами, сначала дружили, с удовольствием проводили время в компании таких же как они раздолбаев. Пиво и водочка по поводу и без, марихуана для расслабона. Секс. А куда без секса, когда гормоны зашкаливают? Денис был у Тани не первый. Да и не второй. Если честно, он предпочитал не знать, сколько мужчин было у нее до него. Отчасти потому, что сам был не ангелом. Высокий, черноволосый – по молодости, да и сейчас, он пользовался у женщин повышенным вниманием, и сам мог закадрить любую девчонку. Лёгкие, ни к чему не обязывающие отношения, страстный секс, выпить, покурить – вот и все интересы, когда тебе 20 лет и вся жизнь впереди.

Таня выделялась в их компании своим дерзким и упрямым характером. Дениса она поначалу игнорировала, и ему пришлось попотеть, чтобы затащить в постель зеленоглазую стройную «принцессу». Каким-то чудом их пара осталась целой после окончания университета. То ли привыкли друг к другу, то ли судьба не отпускала. Не сильно заморачиваясь, не размышляя о чувствах и переживаниях, решили, что это у них любовь. А ещё через три года стали жить вместе. Не регистрируя брак, как было принято. Детей нет – так вроде и не зачем.

До 30 лет жили – не тужили. В своё удовольствие. Каждый занимался работой, вместе копили деньги на жилье, ездили отдыхать в Турцию и Европу. Спокойно относились к сторонним интрижкам и походам «налево» друг друга. Свободные отношения. Они гордились, что смогли преодолеть в себе эгоизм, и позволяли быть другому таким, каким он хотел быть. Бог их хранил от серьезных проблем и, несмотря на беспорядочные связи, ни ВИЧ, ни гепатитом, они не заболели. Остальные недоразумения успешно лечились.

А потом, однажды, Таня завела с ним серьёзный разговор. Оказалось, что она уже два года не предохраняется, а забеременеть не выходит. Она уже пожила для себя, наработалась, и вполне готова к воспитанию сыночка или дочки. Но почему-то не получается. Конечно, она была у гинеколога. Та нашла у неё несколько болячек, назначила лечение. И даже вылечила. Но полоска на тесте от месяца к месяцу была одна.

Денис тогда её не поддержал. Его жизнь вполне устраивала, и он не хотел становиться отцом. Поэтому на просьбу Тани сходить и провериться ответил отказом.

А ещё через пару лет Таня поставила его перед выбором: если он не хочет детей, то она от него уходит. Благо, для этого нужно просто переехать к маме. А там уж желающих стать отцом её ребёнка она найдёт.
Тогда-то Денис понял, что Таня настолько прочно вошла в его жизнь, что он не представляет как будет один, без неё. К 33 годам, возрасту Христа, Денис наконец осознал, что такое любить по-настоящему. И не отпустил свою женщину.

Посещение андролога Денису также не принесло хороших вестей. Надо лечиться, надо бросать курить, начинать заниматься спортом, высыпаться, и худеть. С работой программиста, чётко очерченный круглый животик был вполне объясним. Но врач сказал, что в его ситуации живот не признак возмужалости, а дополнительный негативный фактор.
Когда через год анализы пришли в норму, а сантиметровая лента на животе стала смыкаться на 90, Денис и Таня приготовились ждать. Теперь у них всё должно было получиться.

Эта новая жизненная цель, ожидание появления родного человека, ещё больше сблизила Таню и Дениса. Отношения заиграли новыми красками, желание флиртовать с чужими исчезло. На этой волне, в предчувствии чуда, молодые даже поженились, официально зарегистрировали брак, чтобы потом не отвлекаться на эти формальности. Наконец, купили свою собственную двухкомнатную квартиру! И потянулись месяцы совместного бытия.

Иногда Таня беспокоилась, шла ко врачу и тащила за собой мужа, чтобы провериться. Но врачи в один голос твердили, что у них всё в порядке, просто возраст уже не молодой, «яйцеклетка стала слишком разборчивой, а сперматозоиды степенными – как и в жизни у женщин и мужчин с возрастом». Надо стараться и ждать. Ведь прошел только один год.
Через год Таня вновь пошла к доктору, и та дала ей направление в Научно-исследовательский центр молекулярной генетики, самый передовой в своей области. Именно там, после обследования, им и сказали, что они оба бесплодны. Врач, кандидат медицинских наук, долго и нудно пытался объяснить на научном языке, что какие-то хромосомы в половых клетках у них находятся не на своем месте, их место занимает ген-мутант, прозванный «геном равнодушия», и поэтому яйцеклетка и сперматозоиды при встрече ведут себя не правильно. Вместо того чтобы соединиться, они застывают, замирают, останавливаются, и контакта не происходит.

Только Тане и Денису было всё равно, как это называется и отчего произошло. Они хотели знать, как это лечить. На что получили ответ, что пока генетика может корректировать только мутировавшие соматические клетки, и то не все. А половые клетки – гораздо более сложный и тонкий механизм, там исследования и эксперименты только ведутся. Причем, преимущественно с мышами.

Прозвучало это как приговор.

– Денис, ты знаешь, я пожалуй переночую сегодня у мамы, – вывела Дениса из воспоминаний Таня. – Ей нездоровится, давление поднялось, желудок прихватило. Да и мне надо как-то переключиться. Ты прости… но я не могу тебя видеть.

Хлопнула дверь в коридоре, и новенькая квартира погрузилась в тишину. Неужели именно это ждёт его всю оставшуюся жизнь? Тишина и одиночество. Вот ведь парадокс, вроде не сильно он и хотел иметь детей. Подумаешь, всего то 35 лет, мужчины до 50-60 лет могут завести малыша, он не женщина, над которой висит дамоклов меч – менопауза, наступающая у некоторых уже после 40. Но ощущение жизни поменялось. Раньше была хоть и ненужная, но возможность, надежда. А теперь нет. Никогда, ни с кем… Не будет на Земле его продолжения.

Рука сама по себе потянулась открыть бар, чтобы достать водку, но мужчина не дал себе этого сделать. «Да почему, собственно, я так быстро сдаюсь? Почему я вообще поверил сразу этому очкарику в накрахмаленном халате? Он что, господь Бог? А если это ошибка?»

Денис нажал кнопку на ноутбуке и сразу вышел в сеть.

«Мне нужно найти толкового специалиста. Я докажу Тане, что это все ерунда, что все эти тесты – бред. Что нас это не касается».

На удивление серьезных страниц по генетике было мало. Максимум, что он находил – это форумы будущих мамочек, которые пытались понять, что за результаты они получали после генетических обследований. Женщины, лечившиеся от бесплодия, страдающие многократными выкидышами или родившие мертвых, оставляли в темах сообщения, полные отчаяния и надежды одновременно. Денис с трудом мог их читать. Он и не подозревал, сколько людей сталкиваются с подобными проблемами. Как на самом деле женщине трудно выносить и родить здорового ребенка.

Сообщений от отцов он не находил. Начитавшись, он уже не был так уверен, что они с Таней самые несчастные. Может быть тому, у кого родился мертвый ребенок, ещё ужаснее. Не оценить тут степень горя, не сравнить переживания.
Уже далеко за полночь Денис нашел более-менее живой сайт, раскрывающий проблемы генетических мутаций. Сайт Терминатора он сначала пролистнул, таким уж нелепым было его название и оформление – на чёрном фоне серым были нарисованы какие-то уродцы, которых можно было увидеть разве что в кунсткамере. А потом вернулся, не найдя ничего более подходящего. «Видимо, генетика – засекреченная область знаний, чтобы подавать её в сети без цензуры».

Сайт был авторский. Какой-то седой сморщенный старичок по имени Максим Андреевич Ненашев на главной странице сообщал, что у него можно найти все возможные книги по генетике, и что он сам генетик–исследователь может ответить любому заинтересовавшемуся на любой вопрос. Кроме того, на сайте выставлялись самые последние статьи о достижениях в генетике, и автор давал доступные пояснения к ним.

Денис не раздумывая написал сообщение Ненашеву с кратким описанием его положения и с просьбой помочь разобраться, объяснить насколько оно тупиковое и есть ли технологии, позволяющие найти выход. Потом решительно захлопнул ноут и пошел на кухню. Душа требовала водки.

…Уже утром в почтовом ящике электронной почты Дениса ждал ответ.

«Приветствую тебя, Денис. Если я правильно понял, то ты москвич. Чтобы не тратить время и не засорять виртуальный эфир перепиской, предлагаю встретиться. Сегодня, на Таганской, в 19 часов, в «Стейксе». Я буду с книгой по генетике. Узнаешь. И прихвати с собой результаты обследований. Максим».

Дениса не смутил такой переход на «ты». Общаясь в сети, он привык к неформальному обращению даже с пенсионерами.

День прошел быстро. Денис несколько раз набирал Танин номер, но она была недоступна. «Не хочет со мной разговаривать. А о чём, собственно, говорить? Сначала надо во всем разобраться самому».

Вечером в прокуренном зале кафе он не без труда отыскал Максима Андреевича. Тот выглядел как на фото. Седой, худой, с мелкими веснушками на сморщенном лице, невзрачно одетый. «Лет 60, наверное. Совсем не похож на учёного», – подумал Денис и поздоровался:

– Вы Максим Андреевич? Здравствуйте, я – Денис.

– Ты мне не выкай, Денис. Это я так выгляжу старо. На самом деле я лишь на пять лет тебя старше. Так что будем без формальностей. Привет. Принес анализы? Показывай.

Денис, не выказывая удивления, протянул стопку листков с графиками, таблицами, массой цифр, букв и непонятных заключений Максиму. Тот быстро принялся их читать. Перевернув последний листок, он молча поднял глаза.

– Что вы… ты можешь сказать? – нетерпеливо спросил Денис.

– А давай закажем чего-нибудь поесть и водки, – ответил Максим и позвал официанта. И когда тот отошёл, спросил: – Ты как к музыке относишься?

– Я не понимаю, причем тут музыка? Я прошу мне объяснить мои анализы! – начал закипать Денис.

– Тебе же объясняли уже. Ты хочешь услышать, что они неверны, что ошибочны? Я не могу такого сказать. Анализ проведён верно, и его результаты однозначны. Так редко бывает в генетике – однозначность – но бывает. И это твой случай.

Денис молчал.

– Так как ты относишься к музыке? – Официант принес им закуску и водку в запотевшем графинчике. – Я вот музыку не понимаю. Слушать слушаю. Даже пою, правда, как раненый тюлень, – засмеялся мужчина, – но пою. Но вот понять ее не могу. Как из последовательности звуков образуется такая гармония? Я тут было пытался на пианино чего-нибудь сыграть. Так получается такая какофония, что мухи дохнут.

Он опять засмеялся. Разлил по рюмкам водку и, не предлагая выпить, сделал большой глоток.

Денис слушал и думал, что, видимо, наткнулся на какого-то чудака, который сейчас напьется за его деньги и свалит, предварительно поиздевавшись над ним.

– Ты зря думаешь, что я псих. Я не псих. Я просто не первый раз на такой встрече. Я знаю ход твоих мыслей. И я знаю, что ты мне не веришь. Но ты не уйдешь отсюда, пока я не объясню тебе всё. Пока ты мне не поверишь. Так?

Наконец, Денис заговорил:

– Я вообще неверующий. И уж тем более мало верю людям. Твой сайт, и твои пояснения (если они твои, конечно) звучат грамотно и правдоподобно. Но сейчас наука вышла на такой уровень, что превращается в веру. Все эти циферки, буковки мне ни о чём не говорят. Это слишком сложно. Я не могу проверить их, я не могу увидеть своими глазами эти гены, хромосомы, клетки, я могу только поверить в них.

– Вот поэтому мы и говорим о музыке, – перебил Дениса Максим. – Двенадцать нот, восемь октав. Последовательность их звучания. Интервалы. Аккорды. Темп, ритмический рисунок. Чтобы написать музыку, надо уметь слышать, и знать некоторые гармонические законы. Не можешь слышать – не сочинишь. Но всё то, что я тебе перечислил, не имеет ровным счетом никакого значения для построения мелодии. Мелодия посредством всех этих характеристик просто обозначается. Понимаешь?

– Ну…

– И после того, как мелодия зазвучала, у неё не будет смысла, значения. Ты не можешь её проанализировать. Ты можешь только чувствовать её, она может тебе нравиться или не нравиться. Так?

– Слушай, я не музыкант, я – программист. К чему ты клонишь?

– Программист? Это мне повезло! – засмеялся Максим. – Значит, с логикой у тебя все в порядке. Слушай дальше, программист. А стихи ты любишь?

– Стихи? Люблю.

– Вот! Стихи – это смысл, значение переживания. Закодированная информация. Стихи ты можешь понять. Ну, и почувствовать тоже, если они написаны хорошо. Улавливаешь разницу между музыкой и стихами?

– В музыке нет смысла, хотя она и может быть записана, а в стихах есть смысл. Чего тут сложного?

– Правильно! А теперь вернемся к нашим баранам. Генам то есть. Есть в организме клетки соматические, которые отвечают за строение организма, и за то, чтобы этот организм функционировал правильно. А есть половые клетки. Они отвечают за передачу информации от человека к потомкам. Так вот, соматические клетки – это стихи, а половые – музыка. И любой организм – это песня.

Денис невольно улыбнулся:

– Да ты романтик!

– Нет, я – циник. Просто предлагаю понятное объяснение.

– И что из этого твоего объяснения следует?

– А то, что слова генетики более-менее научились понимать и складывать. Язык тоже штука не простая, сам понимаешь: не всякое сочетание букв – слово, и не всякое сочетание слов – предложение. Но смысл даёт шанс на понимание. А вот с музыкой – беда. Не умеют генетики музыку сочинять.

– А зачем сочинять? Разве у меня нет музыки? Половые клетки есть, только они функционируют как-то не так.

– Вот именно. Поэтому, если в стих закралось неправильное по смыслу слово, то можно найти его заменитель. А в музыке гармоний, которые можно вставить в нужное место (если мы его найдем вообще) – не один десяток. И записать эту новую музыку мы можем, но это уже будет другая музыка. И как именно она зазвучит – неизвестно.

Над столиком повисла тишина, Максим снова разлил водку по рюмкам, и тут же выпил.

– А ты чего не пьёшь? Всё ещё в шоке?

Денис двигал по столу рюмку, не решаясь её поднять.

– Я не понимаю, почему я? Ведь я здоров, в целом. Есть люди больные, инвалиды даже, и у них есть дети.

– Мутации генов происходят всегда непредсказуемо, и пока мы можем сказать, почему именно. Знаем только, что мутации соматических клеток могут передаваться по наследству, вызывать рак, или болезни крови, или изменять целые органы. А мутации половых клеток похожи на то, будто просто выключили музыку, понимаешь? Возможно, тут действует закон перехода количества в качество. И когда в организме общее количество соматических клеток-мутантов переваливает за какую-то границу, у организма пропадает желание писать музыку к бессмысленной абракадабре…

Подошел официант и принес горячее. Пока он сервировал стол, Денис снова достал телефон и позвонил Тане. «Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети». И где её носит?

– … Это всё мои теории. Я давно веду исследования, но они, к сожалению, не охватывают всего масштаба происходящих изменений. Если ты хоть немного знаком с наукой, знаешь, что один человек способен делать лишь маленькие шажки вперед. А тут нужен комплексный подход. Генетический анализ не одного поколения родственников, нужно собирать их родословную болезней вплоть до насморка. Потом закладывать в эту информационную матрицу условия жизни, привычки, характер как факторы внешнего влияния.

– Характер? Интересно. Я слышал, что ученые обнаружили ген ненависти. Это так? – перебил Денис.

Максим рассмеялся:

– Не стоит так доверять прессе. Определили просто, что в хромосомах у людей, склонных к насилию есть ген XYY. И он встречается среди них чаще, чем среди обычных людей. Но это вовсе не значит, что все насильники имеют этот ген, а все нормальные его не имеют. Просто вероятность обнаружения этого гена у преступников больше. Вот и всё. Так что всё это из области вероятностей. Вообще, было бы странно, если за какую-то черту характера отвечал один единственный ген. Слишком просто всё было бы.

– Ну хорошо, черты характера гены не определяют. Но гены болезней некоторых уже установлены, я читал. Например, уже в утробе матери можно определить, родится ли ребенок дауном.

– Да, это так. Некоторые мутации видны уже у эмбрионов. Но понимаешь, какая штука, пока ребенок не зачат, мы не можем сказать со сто процентной уверенностью, будет ли у этих родителей даун или будет здоровый ребенок. Мы только можем сказать о возможностях. Например, что в паре возможность рождения дауна составляет 30%, или 65%. Как правило, выводов из этого никаких не сделаешь. Родители просто и в том и другом случае надеются на лучшее.

– А почему появляются дауны уже известно?

– Нет. Известно правда, что среди 18-летних матерей только одна из 2500 рожает ребенка с болезнью Дауна, тогда как среди 45-летних это соотношение составляет один случай на 40—50, то есть вероятность повышается в 50 раз. Но почему так – не понятно. Но кто об этом знает? Сейчас наоборот женщины стремятся рожать после 30-35. Типа она становится зрелой и самостоятельной, финансово обеспеченной. А то, что её фертильность падает, и забеременеть становится с каждым годом сложнее, то, что у неё организм отнюдь не молодеет, а отягощается разными заболеваниями, а следовательно повышается вероятность рождения больного ребенка – это её не волнует. Считается, что медицина поможет и выносить, и вылечит потом. Эгоизм правит миром, друг, эгоизм! И безответственность.

Максим снова потянулся за графином.

– Да не расстраивайся ты так! Давай, выпей уже, хватит рюмку по столу возить. Ты знаешь, ты – везунчик. Судя по твоей медицинской карте, ты практически здоров, за исключением бесплодия. И вы можете со своей женой взять приёмного малыша, если уж так хотите детей.

Денис промолчал, и только поднял рюмку под требовательным взглядом собеседника. Он вообще никогда не думал, что можно взять приёмного ребенка. Не знал, почему другие, более молодые люди, даже те, у которых есть свои дети, берут в семью чужих. Что их заставляет? Религиозность? Желание помочь? А как же любовь? Разве можно просто так взять и полюбить чужого ребенка?

Мужчины выпили, закусили, и какое-то время молчали.

– Извини за откровенный вопрос… А у тебя есть дети?
– Были, – как-то уклончиво ответил Максим.
– Они умерли? – перепугался Денис. – Извини, пожалуйста, я не хотел…
– Ничего, я привык.
– Поэтому ты помогаешь другим, да? Ходишь на встречи, объясняешь всё…

Генетик молчал.

– А почему ты назвался Терминатором? Какой-то странный ник для генетика. Ты ж не разрушитель, а учёный.

Снова молчание.

– Не хочешь отвечать?
– Я думаю. Думаю, сможешь ли ты меня понять, если я расскажу тебе…
– А чего тут понимать? Терминатор – это убийца, разрушитель, киношный фантастический образ.
– Не только киношный образ. Терминаторы – это гены, которые делают бесплодными семена растений. И они не естественного происхождения. Их придумали учёные-генетики.
– Не понял, как это?
– Фермер покупает семена, сажает растение. Оно у него вырастает, даёт семена. Но из этих семян уже ничего не вырастет. Они бесплодны. Это сделано специально, чтобы фермер покупал семена каждый год, чтобы не мог воспроизводить растение самостоятельно.
– Ничего себе! А ты говоришь, что генетика в половых клетках слабо понимает. А как же тут?
– Знаешь, разрушить всегда гораздо проще, чем создать что-то новое и ценное. А тем более исправить ошибки.

Максим снова налил себе рюмку, и позвал официанта, чтобы тот принес ещё графин. Он был уже в довольно нетрезвом состоянии, но соображал по-прежнему быстро и четко.

– Ну хорошо, это для зёрен такие гены изобрели. А для человека что, тоже?

– Может быть и создали. На всей планете существует масса исследовательских центров, которые занимаются генетикой. Очень многие организации военные. А там всё засекречено. Человек – не зёрнышко. Если общество узнает, поднимется такая шумиха! Впрочем, судя по моим наблюдениям и исследованиям, нет необходимости в таких генах. Человечество медленно и верно движется к вымиранию и без злой воли. Само. По глупости.

– Ну, это не новость. Этим давно пугают все кому не лень. И курение – вред. И генно-модифицированные продукты нельзя употреблять. И микроволновки надо выбросить. Послушаешь, так лучше и не жить.

– Вот именно.

– Что вот именно?

– Лучше не жить… Знаешь, почему я – терминатор? Потому что я – разрушитель, я – убийца.

– Что, ставишь генетические эксперименты? – усмехнулся Денис.

– Нет. Просто убиваю.

Денис пристально посмотрел на Максима. Нет, не шутит.

– Ты спрашивал про детей… Я их убил.

Волосы на голове Дениса зашевелились. Ничего себе признание!

– Когда лет 20 назад я женился, я уже был молодым, подающим надежды учёным. Меня заметили еще в институте, и сразу после я поступил в аспирантуру. Мне крупно повезло. Я стал работать в группе исследователей генетических мутаций тараканов. Не смейся. Это очень серьёзно, – сразу отреагировал на улыбку Максим. – У меня были возможности использовать технику, компьютеры для обработки своих результатов. И я провёл собственное обследование. Я уже знал, что по наследству мне передались многие мутации соматических клеток. У меня, например, вместо двух почек, четыре. Перегиб желчного пузыря. Моя мать умерла от рака. У моего отца плохие сосуды. Все это в зачаточном состоянии было и у меня, так показал тест. Когда я познакомился с Верой, и потом провел ее генетический анализ, оказалось, что у нас с ней в генах записана практически вся медицинская энциклопедия. Сначала Вера долго не могла забеременеть, у неё было два выкидыша на ранних сроках. Потом мы нашли хорошую клинику и она почти весь срок лежала на сохранении. Да, ребёнок родился. Но родился насквозь больным. Нас предупреждали о высокой вероятности такого исхода. Но мы верили, надеялись на чудо, что мы уберемся в тот малый процент исключений. Но ничего не вышло. Малыш умер через неделю. Я успел взять на анализ его волосок.

И тогда я всё увидел, прочитал слова его песни. Малыш взял всё, что можно было взять от нас с Верой.

Ты знаешь, я благодарил Бога за то, что он забрал малыша. Что не позволил ему жить и мучиться, жить и мучить нас. А Вера, Вера ничего не понимала. Она считала меня циничным и равнодушным. Говорила, что я – чудовище, что я не могу понять, как это – носить девять месяцев частицу себя, а потом – потерять. Что она столько переживала, что столько плакала, что не понимает, как я могу благодарить Бога за то, что он забрал малыша. Бог – несправедлив. Он издевается над самыми хорошими и добрыми людьми… Короче, несла полный бред.

Бог тут не причем. Мутации в генах, болезни – не посылает Бог. Это люди сами виноваты. Стремятся облегчить себе жизнь, окружают себя всякой дрянью. А Бог он добр: хотите рожать по желанию, вот вам противозачаточные средства, хотите быстро ездить – вот вам машины, хотите питаться вкусно и быстро – вот вам фастфуд. Только исполняя наши желания, он не рассказал нам о том, к чему это приведет. Так что нечего на Бога пенять.

– Подожди, так ты никого не убивал. Зачем на себя наговариваешь?

– Первого ребенка убил не я, это правда. А второго и третьего – я сам. С Верой мы тогда быстро разошлись. Она не могла переносить мой цинизм. Я женился снова. Тоня забеременела легко, за пару месяцев. Беременность протекала хорошо. Я уже стал надеяться, что в этот раз всё будет хорошо, что родится здоровый, ну хотя бы относительно здоровый, ребёнок. Но когда младенец появился, провели обследование, то всё рухнуло. У него был рак. «Привет» от моей мамы. Нас сразу отправили лечиться, конечно. Тоня была в шоке, много плакала. У неё пропало молоко. Процедуры за процедурами. Год, второй. Жена стала тенью ребенка. Я работал круглыми сутками, чтобы заработать на лечение. Мы жили впроголодь. Я перестал верить в чудо. Мой новый генетический анализ показал, что ничего не изменится. Нам придется всю его короткую жизнь мучить и его и себя. Тогда я и принял решение.

– Ты его убил? Ты смог убить своего ребенка? – не поверил словам Максима Денис.

– А ты думаешь, почему я такой седой? – усмехнулся собеседник. – Мне было нелегко. Но я любил Тоню. А она угасала вместе с сыном, понимаешь? Я не мог позволить потерять их обоих. Если бы я не знал, что нас ждет, может быть и не смог бы. Но я знал. Эти исследования не врут. А как исправить мутации, не известно.

– А третий ребенок?

– Третьему я не дал родиться.

– Как это?

– Я же биолог, я знаю способы.

– Поверить не могу. Ты, действительно, чудовище.

– Чудовище! Да что вы все заладили – чудовище, чудовище! – взорвался Максим. – Чудовищно то, что мы живем как эгоисты, не думая о будущем! Что во главу всех ценностей ставим жизнь, какова бы она не была. А что жизнь? Жизнь – это не наше достижение. Она нам дана без нашей воли и будет забрана без нашего спросу. Мы можем отвечать только за то, КАК её проживем. Ты понимаешь, что делая важнее всего то, к чему ты не причастен, ты снимаешь с себя ответственность за это? Задумайся – тебе не кажется это странным? Эгоизм кругом! Родители стремятся создать для своего чада все благоприятные условия для роста и воспитания, забывая при этом научить его быть ответственным за качество своей жизни. А потом удивляются – их чадушко пьет, курит, колется и трахается с кем попало. К 30 годам он калека, которого государство должно лечить и содержать, тратить на него кучу денег. А почему? Почему? Что за милосердие такое дурацкое? Если ты сам придурок, почему другие должны сделать твое существование как можно более длительным?

– Но ведь не все становятся больными по своей воле, вон сколько заболеваний наследственных, ты сам говоришь, – слабо возразил Денис. – И твои дети – они ни в чём не были виноваты.

– Да, не виноваты. Виноват был я и мои предки. Сбой произошел ещё в их организмах. И это не оттого, что вдруг появился вирус, и всё пошло наперекосяк. Это от достижений цивилизации. Еще сто лет назад не было противозачаточных, не было экологических загрязнений, не было излучений самого разного характера. Медицина не могла спасать заведомо слабых! И среди людей существовал естественный отбор, понимаешь? А теперь?

– Ты так говоришь, будто уверен, что все генные нарушения идут из вне. Но ведь это не так.

– Так, не так… Это нужно доказывать, нужно исследовать. А у нас наука занимается обслуживанием бизнеса, который прикрывается выдуманной проблемой перенаселенности планеты. Ха! Да какая к чёрту перенаселенность? Где они её нашли? В Китае? Эка невидаль. Главная проблема, что люди вымирают. Ты знаешь, какова официальная статистика бесплодия? Каждая четвертая пара. Это четверть населения. Плюсуй сюда гомиков и чайлд-фри. Вот тебе 30-35 %. И даже пары, которые могут иметь детей, редко рожают больше двоих. Как думаешь, почему? Почему вы решили рожать только в 35, а?

Денис виновато потупился.

– Вот. Вот именно. Для себя пожить хотелось. И с дитём тоже хочется жить, а не влачить существование. А ведь вы не бедные, как я погляжу…
А главная причина, почему женщина не хочет рожать – не хочет воспитывать детей одна. Мужчина сейчас, как тяжело стало, так взял и свалил с горизонта. Типа, пусть государство матери-одиночке помогает. Вроде как психологические факторы уже никакой роли не играют, только материальные. И кто это сказал? Кто-нибудь женщину спросил?..
Ещё часть женщин не хочет рожать даже в браке, потому что слишком трудными оказались беременность и роды. Как-то на одном из форумов один залётный «мэн» пенял собравшимся там мамочкам, что роды – это естественный процесс, и должен (должен!) восприниматься с радостью, ведь результатом будет рождение ребенка. На что ему ответили чётко и ясно: да если бы роды не воспринимались с радостью и любовью в ожидании ребенка, чёрта с два бы мы пошли на это второй раз! Да и первый тоже. Видишь, какая глупость? Глупость, жадность, безответственность, лень.

– По-моему ты сильно преувеличиваешь…

– Я не преувеличиваю. Я знаю. И мои знания меня не радуют. Слышать, как людские песни одна за другой исчезают из эфира, и не иметь возможности ничего изменить – это настоящая мука.

– А сейчас ты где работаешь?

– О! Я работаю в государственном надзоре за генными изменениями. Собираю статистику мутаций. Лет через двадцать, если доживу, я смогу сказать, какой именно ген вызовет вымирание человечества. Только это будет уже никому не интересно.

– И что? Ты вот так и сидишь, сложа руки? Если ты знаешь, надо людям об этом рассказывать, надо их расшевеливать! Нельзя же всё пускать на самотёк!

– Ах, какие мы горячие! А чего ты, пока тебя петух не клюнул, этим вопросом не интересовался, а? – усмехнулся Максим. – В 20 лет поди не до ерунды было. А ведь информацию никто не скрывает. ВИЧ, сифилис, гепатит, наркотики, пьяное зачатие, алкоголизм, курение, беспорядочные половые связи, излучение, влияние экологических факторов, химические воздействия. Или ты не слышал об этом?

– Слышал, но это касается моего здоровья. Причем тут половые клетки?

– Ой, не строй из себя дурачка… Ты куришь?

– Бросил.

– Молодец! Уважаю. А твоя скво?

– Курит.

– Почему ты, зная, что курение – это 100% проблемы с легкими или сосудами после 40-50 лет, позволяешь ей это делать? Хочешь ухаживать за ней в старости? Или планируешь заменить её на молодую, когда бес в ребро уколет?

– Но говорят, есть люди, которые курят всю жизнь, и живут долго, и здоровы.

– Ага, говорят, и кур доят… Почему ты – ей позволяешь?

– Я не верю, что курение может ей повредить…

– Че, думаешь вы особенные?

– Макс, давай полегче. Я тебе не мальчик, чтобы меня так отчитывать.

Ненашев заржал.

– А ты уверен, что не мальчик? С твоими то взглядами…

Денис привстал над столом и замахнулся на Максима, чтобы ударить.

– Ну-ну, остынь. – Макс одним движением усадил подвыпившего визави. – Извини, накипело…

Мужчины некоторое время сидели молча. Денис налил в рюмки водки, не чокаясь они выпили.

– За твоих детей, Макс. Царствие им небесное. Я тебя не одобряю, так и знай. Я тебя не понимаю. Но не осуждаю. Я не знаю, как бы поступил на твоем месте, с твоими знаниями.

Максим молча покачал головой:

– Мне и не нужно твое одобрение. Я сам принимаю решения и несу за них ответственность…
А ты знаешь, что девочка, кроха-малышка рождается уже с запасом яйцеклеток на всю свою жизнь? И родившись, она уже несёт всю заложенную наследственную информацию для передачи потомкам! В течение жизни ничего не меняется. Яйцеклетки только уменьшаются в количестве.

– Нет, я не знал.

– И ты многого ещё не знаешь. И тебе не надо этого знать. Ты всё равно не поверишь, пока тебя не коснется непосредственно. Надо просто беречь свое здоровье. Хотя бы то, что у тебя есть.

– Так просто?

– Просто. Все гениальное – просто.

Они снова замолчали. В зале кафе стоял гул, люди пили, курили, ели, смеялись, танцевали. Жизнь продолжалась. Денис чувствовал себя как в фантастическом фильме, словно он присутствует при апокалипсисе, которого никто не замечает. Смотрит со стороны на других, на себя, и видит мертвецов, живых мертвецов.

Он помотал головой, чтобы сбросить наваждение. Макс уже вызвал официанта, чтобы попросить счет.

– Делим пополам, – не терпящим возражения тоном сказал Макс. – Надеюсь, наша беседа была полезной для тебя.

– Да, спасибо. Есть над чем подумать.

– Думай, друг, думай. Мужику оно полезно – думать.

– Знаешь, возьми мою визитку. Не знаю, чем я могу тебе пригодиться, я всего лишь программист, хотя и хороший. Но если буду нужен – звони.

– Договорились.

Мужчины распрощались. Денис снова набрал номер Тани. Опять вне зоны доступа. Он посмотрел на часы – поздно уже. «Завтра с утра ещё наберу», – решил Дэн. Потом вышел из кафе и долго ходил по улицам. Он думал. Думал не о том, что и почему с ним случилось. А о том, как с этим всем жить. Домой, в пустую квартиру вернулся уже утром. И уже знал, что будет делать.

На телефонный звонок Таня ответила.

– Я много думал, консультировался… Мы должны быть вместе, Тань. Мы возьмем ребенка из детдома. И у нас будет настоящая семья. Ты мне веришь?

Таня заплакала.

– Дэн, это всё потом. Потом. Ты мне нужен. Я одна не справлюсь. Маму забрали на скорой. Вчера провели операцию на желудке. Дэн, у нее рак…

– Ты где? Я сейчас приеду…



Comments

( 26 comments — Leave a comment )
judy_abbot17
Jun. 7th, 2012 08:47 am (UTC)
Это конец истории или нет? Но вообще интересно.
proehalimimo
Jun. 7th, 2012 09:11 am (UTC)
Точно не знаю), хотя пока все очевидно, наверное конец истории
judy_abbot17
Jun. 7th, 2012 01:53 pm (UTC)
Ну, не знаю. Просто, мне кажется, что последнее предложение - это не конец. Но, может, это только я так себе представляю все.
proehalimimo
Jun. 8th, 2012 08:55 am (UTC)
Да, - это начало только другой истории, думаю, что там будут очень сложные отношения)
judy_abbot17
Jun. 8th, 2012 09:10 am (UTC)
О! Может, это и правильно!
lans_sett
Jun. 8th, 2012 05:51 am (UTC)
Да, неплохо получилось... :)
proehalimimo
Jun. 8th, 2012 08:53 am (UTC)
Да, svrainbow - умница, у нее очень красивые еще и сказки есть)
romti
Jun. 8th, 2012 11:25 am (UTC)
Возможно это ещё не конец))
proehalimimo
Jun. 8th, 2012 11:29 am (UTC)
да, еще предстоит преодолеть кризис среднего возраста)
natakoltcha
Jun. 8th, 2012 06:59 pm (UTC)
Вот это тоже важно - уметь качественно жить с тем, что у тебя есть и не отчаиваться и не делать тщетных попыток изменить неизменяемое. Вопреки избитому мнению, что всегда надо бороться до конца. К сожалению, не всегда.
Не все просто в силах это вовремя понять.
proehalimimo
Jun. 9th, 2012 12:39 am (UTC)
Да, многое нельзя изменить, например, нельзя отменить возрастные задачи, старость, смерть, потери, погоду...
svrainbow
Jun. 9th, 2012 03:29 am (UTC)
Да что ж такое?! :) Не конец, говорите? :))) Ну и дела...
Есть у меня идея, конечно, но она далека будет от главных героев :))
proehalimimo
Jun. 9th, 2012 09:15 am (UTC)
Придется воплотить срочно, народ ждет продолжения!)
svrainbow
Jun. 9th, 2012 01:08 pm (UTC)
Ну, такого продолжения, который ждет народ, вряд ли получится. Пара - Денис и Таня - заживут обычной жизнью, возьмут ребенка (или двоих) из дома малютки. Думаю, после того, как Денис поможет жене справиться с проблемами она сама не захочет его отпустить. А уж он уговорит ее на детей :) И тогда ничего интересного у них не будет :) Интересного для чтения, конечно.
А вот рассмотреть бесплодие - как вариант апокалипсиса и попыток ухода от него, возможно. Правда, мне тут один товарищ (который lans-sett) уже раскритиковал ее :)) Он же порекомендовал к просмотру фильм "Дитя человеческое".

А можно вам вопрос задать? Как вы считаете, насколько человеческое милосердие может далеко зайти? Сохранение жизни - это непреложная ценность. А почему? Ведь есть ситуации, когда очевидно, что здоровье не вернешь, только продлишь мучения, почему и тогда человек не может выбрать смерть? Почему у нас вообще нет права на смерть? О_о
proehalimimo
Jun. 9th, 2012 01:27 pm (UTC)
Дело вообще не в здоровье, ни в нестерпимых болях и прочих телесных проблемах. Жизнь будет продолжаться и в муках до тех пор пока она нужна для развития и совершенствования души окружающих и самого больного, и если он уйдет с помощью эвтаназии, то в этой же ситуации через какое-то время окажется его близкий родственник, коорый снова будет решать эту проблему. Сценарии будут повторяться до тех пор, пока близкие люди не научатся состраданию и любви.

Права нет, а суициды есть и были и будут, правда, обычно они со здоровьем редко связаны, или мне по работе только с подростковыми приходится сталкиваться, а про взрослых я не знаю.Я бы лучше поговорила о праве на жизнь. Например, забеременела девушка, значит она дала ребенку право на жизнь, а потом сделал аборт - тут же и отняла это право. Это не проходит для нее бесследно, но больше всего отражается на судьбе ее второго или третьего ребенка, которому она все-таки разрешит родиться. Мистика, но у родившегося ребенка будет много нескладух в судьбе, - он будет в вечном поиске своего места в жизни, в поисках профессии, второй половинки и пр. Что касается того, чтобы взять и воспитать чужого ребенка, как своего - здесь много проблем будет у этого ребенка. Как ни крути, а он будет реализовывать сценарии своего кровного рода. Если проследить судьбы реальных "приемышей" ,- то роман бы получился потрясающий.

Edited at 2012-06-09 01:36 pm (UTC)
svrainbow
Jun. 9th, 2012 01:48 pm (UTC)
А в чем любовь? В том, чтобы мучить другого, заставляя его переносить страшные муки, ради того, что его душа, якобы, очистится? Это что ли любовь? Что чувствует смертельно больной? Усталость, неудобство, что доставляет столько хлопот родным людям, желание все это прекратить скорее. Почему ему не дать проявить свою последнюю любовь к живущим? Почему моя любовь важнее?

Милосердие в чем? В том, чтобы помочь уйти с легкой душой или чтобы заставлять мучиться, мотивируя тем, что я учусь бить милосердным? Откуда вообще такое равенство жизнь=любовь?
proehalimimo
Jun. 9th, 2012 01:57 pm (UTC)
не знаю, может быть потому что в жизнь даже в муках связана с радость дыхания и наступления застрашнего дня и с какой-то надеждой, а смерь уносит все. Думаю это не вопрос для спора, каждый к решению приходит сам. Если больной решит, что ему лучше умереть и не мучить близких, он умрет.
svrainbow
Jun. 9th, 2012 02:22 pm (UTC)
Конечно, не для спора. Просто некоторые ценности мы принимаем бездоказательно, впитываем с молоком матери, с участием в жизни общества. Они для нас становятся аксиомой, не подлежащей сомнениям. Мы не задумываемся о том, что действительно вкладывается в те или иные понятия. Я задаю вопросы такие, чтобы думать. И самой, и вам, и читателям. Что не все так однозначно.
Когда Христос был распят на кресте и сох под солнцем несколько дней, милосердным ли был укол копья охранника, чтобы прервать пытку, или убийственным? Почему Христос не умер по своему желанию? Чтобы научить нас милосердию? Какому именно?

Медицина сейчас может очень многое.. просто так не умрешь :))

Сценарии - они не только в роде, они и в обществе. Аборт - это общественное порицание, чувство вины, наложенное на психику. Этот сценарий - необъективен. Нету и быть не может никаких сценариев у тех, кто НЕ ЗНАЕТ, что аборт - это зло.
Смерть - для нашей культуры горе, для индуизма - радость. В сознании развитого человека это легко поменять. Смерть уносит все, потому что человек хочет с собой все унести, потому что ему что-то еще от этого мира надо. Это психология желающих жить. Умирающий, я думаю, имеет уже другую психологию. Ему уже НИЧЕГО не надо от этого мира.
proehalimimo
Jun. 9th, 2012 02:34 pm (UTC)
Скорее он чувствует, что уже никому не нужен в этом мире, поэтому мир его и не держит
svrainbow
Jun. 9th, 2012 02:52 pm (UTC)
Быть нужным - это тоже желание.. желание жить, забирать для себя у других внимание и самоценность :)
Не знаю... никому не нужен - это не повод ухода из мира, потому что еще может появиться тот, кому ты станешь нужен.. а вот тебе ничего не нужно от мира - это повод :) Если ты кому-то нужен, то не уйдешь сам. А если... Короче.. Я бы не стала тянуть жилы из родственников, зная, что умираю. И в этом бы моя любовь к ним заключалась. Смерть все равно принимать один на один.
Это я так думаю.. не настаиваю.. все разные...
Вообще, для того, чтобы выбрать любую ценность, и осознанно ее начать осуществлять, надо сначала в ней сильно посомневаться. А иначе, это все детский сад, "делаю так - как мама велела" :))

Что-то я вас увела в дебри :)) Начали за здравие, кончили - за упокой. Надеюсь, не очень вас огорошила такой темой. Думаю о ней, поэтому и хочется обсудить..
proehalimimo
Jun. 9th, 2012 03:13 pm (UTC)
Да каждый приходит к своим ценностям сам и в этом тоже их ценность)
Я каждый день такие темы обсуждаю с клиентами)
svrainbow
Jun. 9th, 2012 03:27 pm (UTC)
:)

Тогда еще один вопрос(я обнаглею чуть-чуть :))
А вот сценарии, которые возникают у детей, которые родились после абортов (вы там выше упоминали о них).. Вообще откуда взялась эта корреляция - между абортами и проблемами будущих детей? Не перебор ли это из области фантастики? Я понимаю, когда ребенок играет роль, ему не свойственную, встраиваясь в реальный сценарий взаимодействия с родными и друзьями. Там взаимосвязь очевидна. А тут? Рожденный ребенок и нерожденный. Как они могут взаимодействовать?
Не, я конечно понимаю, что вы сейчас начнете о расстановках говорить. Что там видны все эти факты, даже если клиент ничего о них не знал.. Но ведь не факт, что информация, получаемая - не результат считывания информации с поля клиента (то есть его фантазии, возможно), а действительно объективная вещь.
К тому же, согласно некоторым философским взглядам, ребенок на информационном плане зарождается еще задолго до зачатия. Тогда любое предохранение - это покушение на право жизни возможного малыша... Противоречие, или таблетки и спирали надо тоже запретить? :)
proehalimimo
Jun. 9th, 2012 04:13 pm (UTC)
Про спирали и таблетки не знаю, а вот в семье священника рожают всех, кого Бог дал).И не только, у нас в школе есть две семьи католиков - в одной 9 детей, в а в другой 12. Но в этих семьях тоже не все гладко у детей, если честно.
Что касается абортированных, то их нельзя исключать из системы, их потерю тоже нужно прожить по обычаям рода, например, помянуть, попросить у них прощения, оценить их вклад в систему, например, примерно такой же, какой описан в вашем рассказе. А уже родившихся детей настраивать на выбор собственной судьбы, исходя из индивидуальных особенностей, ресурсов развития. Сценарии повторяются, когда их включают в систему. То есть они становятся частью системы. Например мать говорит дочери: "Я одна тебя воспитала, и ты тоже справишься, не нужен тебе этот охломон" - или что-то в этом роде. Например, я сейчас наблюдаю одну семейку. Там мать родила в 14 лет первую дочь, потом еще двух девочек, все от разных мужчин. Теперь вот старшая дочка родила в 15 лет и снова дочку, боюсь что сценарий у них затянется как минимум еще поколений на два. Пока там никто ничего в состоянии что-то осознавать и менять в системе.
svrainbow
Jun. 9th, 2012 04:30 pm (UTC)
Когда у священника в семье 9 или 12 детей, у меня почему-то возникает крамольная мысль о невоздержании батюшки. Ему о вечном думать надо, а он... :))) Шучу..
В любой семье свои правила и ценности, именно они и оказывают влияние на детей. Это воспитанием и называется.
А в расстановках, то, что вы рассказываете - все жутко напоминает суггестию. Сначала на свет божий вытащили страхи и чувство вины (попранные общественные ценности), а потом через прощение и пожелание добра сняли эти запихнутые в подсознание комплексы. То же покаяние церковное, исповедь, только прощение получаем не у бога, а у непосредственно "обиженного".
Так что, да, если бы мама той девочки не внушала ей определенные взгляды, так та и не повторяла бы ее сценарии.
Черт, а ведь это ТАААК тяжело - выйти из сценария! А главное, когда выходишь из него - становится еще страшнее, ибо видишь множество вариантов других :))
proehalimimo
Jun. 9th, 2012 04:38 pm (UTC)
Как показывает практика, сами по себе расстановки мало что меняют в жизни, по крайней мере, не сразу, просто у человека на некоторые вещи как бы открываются глаза, он начинает о них думать, осознавать, рефлексировать.
В сценарии уютно, даже если он не очень удачный, как в старом платье)
svrainbow
Jun. 9th, 2012 05:31 pm (UTC)
Эт точно :)
( 26 comments — Leave a comment )

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel